You are viewing anashulick

А · вы · хотите, · чтобы · я · воткнула · в · жопу · куст · сирени · и · делала · перед · вами · стриптиз.


Понятна мысль моя неглубокая?

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
... широкомасштабно выпала из актуалии. стыдно за то, что совершенно не стыдно за это.
* * *
* * *
Перечитала "Дядю Ваню".
Или теперь требуется сказать "перечла"?
Удивительно, насколько все же Чехов может быть одновременно кристалльной прозрачностью текущего ручья и мутной глубиной стоячего озера, дно которого выложено утопленниками.
Ничего, что я так витиевато?
Простите.
* * *
* * *
подари мне что-нибудь необычное -
например, карлика с шестью вредными привычками,
например, солнце в два часа ночи по гринвичу.
например, счастливый страх от того, что лечу.
подарю тебе что-нибудь ненормальное -
например, выход в солнечный лес прямо из спальни,
например, поцелуи там, куда никто не добрался,
например, чтобы ты никогда и ничего не боялся.
для таких подарков не нужны коробки и цветные ленты,
крединые карты, посыльные и коммерческие агенты.
подари мне набор отмычек для беспечных радостей,
я подарю тебе вселенную, в которой нет старости.
* * *
* * *
Ну что, дорогие мои, пошла вторая серия.
Вашему вниманию:
Tags:
* * *
* * *
... из подслушанного:

"Упражнение не виновато в том, что человек его неправильно делает".

.вытутаировать на веках изнутри.

Tags: ,

* * *
* * *
и внезапно холодок по глотке - и червяком вниз, прямо в солнечное сплетение.
она вдруг не уверена, что ей это надо, что она этого хочет, вдруг совсем не уверена.
но контракты подписаны, врачи уже в масках, каталка наизготове -
и этот, который со шприцем в руках, кажется, всё почуял и теперь недовольно хмурит брови.
если сейчас их отвлечь, притвориться сговорчивой, а потом резко дернуться,
то можно попробовать сбежать - в том случае, если не подведет везение.
но ужас, абсурд и одновременно идиотизм ситуации кроются
в том, что она не уверена и в том, что хочет спасения.
десять, девять, восемь... очертания расплываются.
медсестра почему-то в красном и громко хохочет, набухая венами.
скальпель отшлифован до блеска, и зайчики врассыпную бросаются -
и уже никого не волнует, в чём она не уверена.
* * *
* * *
белкой в колесе, разнообразием на прилавках супермаркета
делись со мной, моя милая тонкая бледная Марта.
ты у меня уже восьмая, все прежние поломались.
играй со мной в прятки, хватай меня за пятки в отделе пряностей.
я знаю, у мясника за прилавком тебе немного неловко,
но представь, дорогая Марта, что творится сейчас в подсобке.
лучше меньше, да лучше думай, любимая, больше смыслов не станет,
давай, милая хрупкая Марта, крутись хомячком в барабане в моем кармане.
вечером я принесу тебя домой, выложу на салфетку,
буду купать в чайной чашке, поить чебрецом с чаем из чёрной пипетки,
ты уснешь, тонкая бледная Марта, в кровати из скорлупки ореха, проложенной ватой.
я поцелую тебя тихонько в остывший прозрачный лоб.
и пойду за девятой.
* * *
* * *
гугл затих,
я вышел на подмостки.

upd: погуглила. конечно. всё украдено до нас.

Tags:

* * *
* * *
Первое интервью "Белого канала" вышло сегодня в человечий космос, и этой чести - быть первыми - удостоились мы с Олегом Куваевым, за что благодарность.



Кажется, мы с Олегом по-разному представляем себе ангелов.
Но я не спорю, я только на минутку, у меня только пара вопросов.
Tags:
* * *
* * *
на дальнем берегу, в старом замке, под крылом у дракона жила девочка.
ну как девочка? тридцатник с лишним уже накапал, если правильно посчитать.
много играла в футбол, вышивала, иногда любила вмазаться герычем -
но это только когда дракон не смотрел, ящерица крылатая, за ногу его мать.
а дракон, кособойка чешуйчатая, на самом деле попался суровый, зараза -
заставлял девочку стирать носки, перебирать чечевицу, вычищать золу из камина.
он, видимо, в детстве слишком много читал всяких разных сказок
типа "золушки" там, например, огнедышащая скотина.
ну вот так, ни шатко ни валко, жила наша девочка под крылом да под герычем,
пока вдруг неожиданно у ворот замка не появился принц.
ну как принц? без свиты, без армии. но красава. правда, немного неуч.
зато глаза. и улыбка. и этот, как его, бицепс. в общем, очень быстро не стало границ.
дракон поначалу на всё это дело смотрел снисходительно.
он ведь, хоть и козлина редкостная, но всё-таки тоже живой.
даже немного умилялся, вспомнил одну дракониху удивительную...
но потом сообразил, что откармливал-то девочку на убой!
а она тут, понимаешь, от счастья светится и от любви сохнет,
скоро вообще ничего не останется, кроме глаз и вен.
поэтому дракон принца-то и прихлопнул.
конец сказки.
дальше всё пошло,
как и прежде,
без перемен.
* * *
* * *
от нехватки тебя у неё иногда начинает болеть кожа.
в голове пустота и мрак, зато узнаёт тебя в каждом прохожем.
поэтому старается лишний раз не выходить из дома,
чтобы не напороться и не впасть окончательно в кому.
время не лечит, зато калечит неслабо, и это обидно.
правда, она научилась краситься так, что вообще ничего не видно.
ещё научилась каблуки и улыбку, и даже чулки и помаду.
она рада теперь всему и всегда, даже если не очень рада.
говори с ней. еще лучше - молчи с ней и улыбайся.
она, конечно, немного дурак, но ведь и ты - не великий мастер.
ты и сам всё прекрасно знаешь - ведь вы слеплены из одного теста.
просто сбились настройки, и у вас оказались разные время и место.
* * *
* * *
...Я пишу эти строки и не знаю, увидит ли их кто-нибудь когда-нибудь.
В конце концов, мы все знаем, что жежешечка не просто так пахнет, она умерла.

То есть, есть ещё отдельные люди, которых мы по привычке называем "тысячниками",
и они все еще борются за выживание, но.

Я всё знал заранее, и потому всегда писал дневник, а не вёл бложик.
Но даже это уже неважно.

Послушай, мир.
Если есть там ещё хоть кто-то, кто слышит меня.

У меня уже не осталось еды.
Ну, только если я смогу всё же поймать того таракана.
Воды хватит в лучшем случае ещё дня на два-три.

Ну а потом всё, что останется после меня - это "Белый Канал".

Ловите, дорогие: http://www.tv-white.com/



Совсем скоро.
Tags:
* * *
* * *
уже пару раз штирлиц был невероятно близок к провалу -
например, забыл в гестапо ушанку со звездой из цветного металла,
например, написал шифровку и в задумчивости пририсовал сердечко.
в общем и целом, начал вести себя нагло и беспечно.
уже пару раз борман был на пороге открытия,
но каждый раз отвлекали другие, не менее важные, события.
например, гитлер проснулся среди ночи и требует молока.
так что штирлица берегут бог и удача пока.
в конце концов, мы знаем - наши победят, конечно.
несмотря на то, что порой ведут себя нагло и беспечно.
и штирлицу улыбнется удача, и он вернется с победой домой,
и борман, смахнув слезинку, будет махать ему вслед рукой.
* * *
* * *
- Слушай, ты, конечно, не воспринимай это на свой счёт, но смотри, что я придумал!
"Я раздавлен женой, я болею и сплю,
и порой я уверен, что она навсегда"...
Tags:
* * *
* * *
аккуратнее: один пишем, два в уме.
где ты шлялся? снова на стороне.
стороны, как мы оба чётко помним,
равны гипотенузе, извлечённой из корня.

"жы" и "шы" пиши через запятую.
нет, это не сарказм, это я так блефую.
где я шлялась? на той стороне луны.
там в кратерах плещется чувство чужой вины.

термодинамическая система может работать лишь
за счёт нашей внутренней энергии, малыш.
где мы шлялись? наконец-то. отличный вопрос.
но прости, не могу ответить. ты ещё не дорос.
* * *
* * *
На самом деле в оригинале поговорка звучала так: "Мужик - не баба, в его действиях логики нет".
Tags:
* * *
* * *
я так зол на тебя иногда, где, чёрт возьми, твое присутствие?
нам о стольком надо молчать, отражаясь друг в друге рекурсией.
мне куда теперь сопли лить? в девчачью тетрадочку с розами?
видишь, тебе самому смешно. забираю твой смех мелкими дозами.
я так зол на себя иногда, где, чёрт возьми, мое подсознание?
почему я не вижу сны с тобой в главной роли строго по расписанию?
мне ведь просто необходимо срочно с тобой покурить и подумать.
видишь, ты снова смеешься. ты - моя любовь, а я - твоя дура.
так отчаянно нужно тебя, как отчаянно было лишь в детстве.
да, я все понимаю - и про ревность, и про дуру, и про кокетство,
и про долгие ночи, и про звезды, и про кокаин и прозак.
видишь, мне и самой смешно. давай, вытри мои слёзы.
* * *
* * *
да, доброе утро. да, я ангел. настоящий. вы уже третий.
да, конечно, работа трудная, довольно тяжело всё время в себя верить.
создаю попутный ветер, люблю, храню и приношу удачу.
деньги? да хоть стекляшки и бусы, они всё равно ничего не значат.
крылья? мои, да, конечно. конечно, можно потрогать.
только осторожно, пожалуйста, мне сегодня ещё в дорогу.
а то, знаете, был тут один недавно -
пытался посадить на цепь, окольцевал, в итоге чуть не остался без кармы.
важно помнить и понимать - мы, ангелы, в принципе, бессмертны.
но легко простужаемся, поэтому нас надо беречь от чёрного ветра,
верить в нас и любить - и тогда возвращается в тысячу раз больше.
да, ангел. да, работа трудная. но хорошая очень.
* * *
* * *
я не увижу тебя сто лет.
ты не увидишь меня двести.
с учетом ветра и атмосферных осадков
получается сто тысяч вместе.
ты в моей голове сутками.
я в твоих сутках вечностью.
когда время свернётся мёбиусом,
придется признать, что это не лечится.
я буду твоими глазами сто лет.
ты будешь стучать моим сердцем двести.
с учетом системы галактик и чёрных дыр
получается бесконечность вместе.
* * *
* * *
- Слушай, ты обещал велосипеды занести.
- Ага, сейчас. Ооо.... Скоро здесь еще и мой будет стоять!
- Тогда я уйду от вас. В однокомнатную квартиру. У меня там будет шкаф, стол, стул и кровать. И всё. Как у Ленина.
- Не надо, не уходи! Мы не хотим каку Ленина!
Tags: ,
* * *
* * *
не успел проснуться, и снова тянет в постель.
кофе прекрасен, но никогда не бодрит, а жаль.
аккуратно снимает старую дверь с петель.
ставит новую, крепкую, чтоб никто не сбежал.

не успел продрать глаза, и снова парит во снах.
если всё утро летать, каким получится день?
капли острого счастья на скомканных простынях
и запах. этот запах, он с ним всегда и везде.

не успел склонить голову в ночь, и тут же - по нервам ток.
своих снов он не помнит, но знает, что видит их.
проецирует из головы прямо на потолок,
в основном черно-белые, но есть и пара цветных.

а под утро, когда небо звенит от тоски,
он встает и не помнит, зачем, собственно, встал.
но кофе прекрасен, и шаги его почему-то легки.
бог ты мой.
вспомнил.
он же всю ночь летал.
* * *
* * *
рядом с этим окном собираться более одного запрещено.
также нельзя прислоняться, выглядывать и тем более смотреть вниз.
особенно надо быть осмотрительным, когда темно.
иначе неосторожный вздох - и ты на карнизе повис.

кто тогда перехватит падение на лету, кто спасет мгновенным сплетением рук?
в это время только летучие мыши не спят, и еще младенцы.
на всякий случай держись подальше от окон, мой милый друг.
хоть ты и знаешь - тебе от них все равно никуда не деться.
* * *
* * *
где ты сейчас?
осталось ли после меня дыхание?
отпечатки пальцев храню в старой папке с рисунками.
кто-то из нас
упал, притворился раненым.
если сжать стрелки часов зубами, годы становятся сутками.

я говорю,
не знаю, готов ли ты слушать и слышать меня.
мы не умеем молиться и плакать, но можем в секунду расплавиться.
я к декабрю
все пытаюсь приклеить куски января,
чтобы замкнуть бесконечность в кольцо, и пускай себе катится.

* * *
* * *
"ну что, как дела?" - бормочет она по ночам небесам.
"что делаешь? сильно занят? как там у тебя вообще со временем?"
ответа не ждет, но помнит смутно, как гладил её по волосам,
на всякий случай складывает пальцы крестиком. небеса отвечают затмением.

"ну что, как же быть дальше?" - она спрашивает у морей.
стоит по горло в воде, плавники наизготовку, боится дождаться спасения.
она могла бы уплыть, но крепко держат тысячи тонн якорей,
когда-то брошенных ею же. моря отвечают забвением.

"куда теперь? отвечай!" - она требует от огня.
сердце торопится бешено, можно стены пробить этим биением.
распрямляет спину, становится на цыпочки, улыбается, и это такая броня,
что теперь огонь, небеса и вода отвечают послушно смирением.
* * *
* * *
он изучает вселенную наощупь, вслепую, методом проб и ошибок, методом тыка.
вселенная терпит, хотя иногда это невероятно щекотно.
он собирается стать богатым, знаменитым, огромным, великим.
вселенная следит за ним с любовью через щеколду.

она натыкается на закрытые двери, паникует и веселится.
вселенная гладит её нежно по голове и напоминает: "побойся бога".
вместо этого она перелетает через стены и заборы, как птица,
и открывает ему двери изнутри, отодвигая щеколду.

они засыпают покойно, как дети, вплетаясь друг в друга.
вселенная смотрит на них, улыбается и поправляет сползшее одеяло.
идет на кухню, ставит чайник, закуривает, выпускает дым в сторону юга,
проверяет, на месте ли север, и шепчет:
"спите, сладкие дети мои. это только начало".
* * *
* * *
дети в отчаяньи
необычайном.
детям негде играть.
нет места на горке,
они плачут горько,
им завтра рано вставать.

дети мечтают -
вот бы нечаянно
спрятаться в домик, и всё.
замки понавешать,
а всё это внешнее
пусть себе лесом идёт.

но садик и школа
не пустят, проклятые.
делать уроки пора.
дети садятся
по парам за парты.

и это тоже игра.

* * *
* * *
cпешите! спешите! раскупайте последние новости!
операция! без наркоза! в открытой брюшной полости!
пациент истекает кровью, но непрерывно смеётся,
в конце концов, при таком-то раскладе, что ему еще остаётся?
купите! купите брошюру с описанием операции!
можно проводить в домашних условиях, скальпель и зажим прилагаются!
клиента желательно не предупреждать заранее -
иначе может попытаться сбежать до кровопускания.
смейтесь! хохочите до кровавых слез, до судорог!
спешите! купите! если не хватает денег, вам полагается ссуда!
отдавать придётся вдесятеро, но это сейчас неважно,
просто распишитесь здесь и здесь, и ещё на этой бумажке.
играйте! играйте словами, играйте на бирже, играйте в футбол головами!
не бойтесь! вы в безопасности, наша фирма всегда с вами!
спешите! купите! режьте, кромсайте, вам всё разрешается!
да. кстати.
потом вы подохнете от чёрной тоски.
но это пока не разглашается.
* * *
* * *
слушай, я вовсе не собираюсь никуда уходить,
я только достаю из шкафа крылья и улетаю на время.
их же нельзя просто так слишком долго хранить,
иначе они ветшают, и с них облетают перья.
слушай, я вовсе не собираюсь никого убивать,
вы все мне дороги, вы все бесконечно любимы,
но когда вы пытаетесь меня у меня отобрать,
я могу расстроиться, я становлюсь агрессивной.
слушай.
все равно в итоге по позвоночнику холодок -
когда глаза в глаза придется встретиться с необъяснимым.
и когда последняя дверь закроется на последний замок,
я буду помнить, что вы все мной бесконечно любимы.
* * *
* * *
Не понимаю людей, которые говорят, что не любят чужих детей.
Типа, вот своего я люблю, да, а вообще детей, всяких там чужих - этих не, не люблю.
Как?!
Как можно не любить чужих детей?
Они ведь в конце концов УХОДЯТ домой, к своим родителям.
От них можно отдохнуть.
* * *
* * *
обними меня, мне холодно и одиноко здесь на полке,
забери меня, заверни бережно и положи в карман.
увези меня в тёплые страны, туда, где горизонт невозможно тонкий.
нашепчи мне свои мысли, дотронься губами до моих ран.
я невидима, но заполняю собой все пространство.
ты неслышен, и иногда это громче грозы,
ты не заметил, как проиграл мне своё царство.
я верну тебе половину, если вынешь из рукава тузы.
посмотри мне в глаза, зашей мне рот любовью,
укради меня у меня и потом верни меня мне.
и пока я сплю, оставь свою душу у моего изголовья.
не бойся, бог бережет сумасшедших на этой войне.
* * *
* * *
и он лежит, глядя в небо, отдыхает на холодной земле,
и раны сочатся тоской, отказываются заживать.
одна - в сердце, другая - в неуёмной любви к себе,
третья - сумасшедшими волнами там, чуть ниже живота.
и она стоит, придерживая располосованное горло, совсем слаба,
только и умеет шептать беззвучно: "ты идиот".
ей бы собраться с силами и орать во весь голос: "иди сюда!"
но ей как будто любовью зашили рот.
и вокруг зима, и холод, и чёртов скользкий лёд,
и согреться, в принципе, вариантов уже практически нет.
поезд уже на путях, самолет начинает взлёт.
но я остаюсь, кто-то украл и порвал мой билет.
* * *
* * *
- ооо, да у тебя тут совсем нефигово,
я пока поживу тогда здесь, пока не найду кого-то другого.
тебе ведь нравится, что я с тобой так честно?

...и выпуская кольца дыма, она уселась в его кресло.
- принеси мне чаю покрепче, варенья черничного две ложки,
а, если нетрудно, захвати ещё еды для моей кошки.
слушай, это кресло вообще-то уже старовато,
давай его выбросим!
- он смотрел на неё дегенератом.
- ну что ты стоишь, почему ты меня не целуешь?
а ты меня любишь? скажи, как сильно ты меня любишь!
а вот если бы тебе пришлось выбирать между креслом и мною,
ах-ха, да не пугайся, я знаю, что я важней.
-он поперхнулся слюною.
- слушай, а зачем тебе эти дурацкие фильмы про космос?
лучше посмотри со мной сериал с этой, ну, у которой ботокс!
правда, она дура? правда ведь, я красивей?
ну что ты пялишься на неё!
- он терял последние силы.
- а давай мы с тобой теперь навсегда будем вместе?
давай скорее поженимся, ты знаешь, мне так идет быть невестой!
я пока не нашла другого, но ты станешь отличным мужем, поверь!

он очнулся,
аккуратно вынул её из кресла,
вынес на улицу,
стряхнул пепел
и запер дверь.
* * *
* * *
или вот, например, -
когда она закрывает глаза
ему ладонью, то чувствует,
как ресницы
щекочут кожу.
и кто-то тихонько дует в затылок,
и немного страшно обернуться назад,
но вместе с этим,
и невероятно хочется тоже.
или когда он на коленях
её выводит пальцем
тайные знаки,
она прикусывает губу
ему
и проваливается
в притягательность мрака.
или вот кто-то третий
кладет им на плечи
плети
своих рук и целует обоих
там, где мысли.
они заплетаются
в бесконечное кружево
сладких мук,
цепляются друг за друга
и не могут остановиться.
* * *
* * *
* * *
* * *
если бы только у него были уши,
он обязательно был бы по них в тебя влюблен.
ты могла бы шептать ему тонны милой чуши,
ах, если бы он мог слушать,
если бы только у него были уши,
о, мой бог, это был бы прекрасный сон.

или вот - если бы только у него были руки,
он бы мог держать тебя крепко и не отпускать.
и умелыми пальцами мог прогнать твою скуку,
эту серую черствую нудную суку,
ах, если бы только у него были руки,
...три-четыре-пять, ты пошла бы его искать.

а вот, например, если бы у него было сердце,
то ты легко могла бы его разбить.
один точный удар - остальное инерция,
и всё разлетается, даже не верится,
ах, если бы только у него было сердце.
тогда он смог бы тебя любить.
* * *
* * *
единственная вещь, которую она всегда делает с удовольствием -
это отчаянно плакать в ванной потом, заглушая сопли канализацией.
ей не нравится в нем ничего - ни его слова, ни то, что он носит,
он не умеет шутить, и ей иногда противно с ним целоваться.
и тем не менее, год за годом, ум за разум, за веком век,
она просыпается рядом, открывает глаза, смотрит и отворачивается,
снова закрывает глаза и представляет, что он - человек,
а она - датчики и провода в его мозг, да здравствует матрица.
* * *
* * *
я люблю тебя. но как кролик морковку, а не как кролик - удава.
я люблю тебя. иногда это сильно мешает, могу пропустить, расслабившись, хук справа.
я люблю тебя. зато это значит, что я не стану бить первой.
в конце концов, мы даны другу другу, чтобы летать, а не наматывать на кулак нервы.
ты устал со мной. но как тот пионер - устал, но почти всем доволен,
каждый день возвращаешься добровольно в удобства привычной неволи.
мы сидим плечом к плечу, с бутылкой вина, вместе уютно на рельсах,
наш поезд еще не пришел, мы сидим на пустых рельсах, и мне все равно не хватает места.
* * *
* * *
ты же старший по званию, придумай что-нибудь, найди время и место.
да, границ объяснимого не существует, но почему мне все ещё так тесно?
мне всё так же не хватает твоих глаз, твоего запаха, твоих рук.
придумай что-нибудь скорее, иначе для того, чтобы выжить, я умру.
я помню твое лицо, но фотокарточкой, не своим.
я знаю, кто был подлецом, кто генералом, а кто рядовым.
это знание практически никак не влияет на мои казарменные повинности.
мне хотелось бы верить в то, что ты охраняешь меня,
но я не верю в небестные милостыни.
* * *
* * *
достали эти ваши американские горки,
то солнце в кишках лучами наружу, то комок в горле,
сколько можно надеяться на лучшее,
когда, сука, поднимаешь голову, а наверху - тучи?
сколько можно ждать землетрясения
и отгадывать, кто первый тебя придет спасать,
когда настоящее, ежедневное спасение
находится на барной стойке -
вот оно, только руку протянуть и взять.
сколько ни цепляйся за руль, не сбежишь отсюда,
более двухсот внутри городской черты запрещено,
я все ещё люблю тебя, мой персональный Иуда,
я разделю с тобой хлеб, но не смей трогать мое вино.
* * *
* * *
- Мое движение поступательно-медленное, но неотвратимое.
- Ты улитка?!

Возмутился.
- Нет, не улитка!

Оба думаем секунду.
И тут до меня доходит.

- Ты пиздец!

#моймужпиздец

Tags:

* * *
* * *

Previous