You are viewing anashulick

А · вы · хотите, · чтобы · я · воткнула · в · жопу · куст · сирени · и · делала · перед · вами · стриптиз.


Понятна мысль моя неглубокая?

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
На самом деле в оригинале поговорка звучала так: "Мужик - не баба, в его действиях логики нет".
Tags:
* * *
* * *
я так зол на тебя иногда, где, чёрт возьми, твое присутствие?
нам о стольком надо молчать, отражаясь друг в друге рекурсией.
мне куда теперь сопли лить? в девчачью тетрадочку с розами?
видишь, тебе самому смешно. забираю твой смех мелкими дозами.
я так зол на себя иногда, где, чёрт возьми, мое подсознание?
почему я не вижу сны с тобой в главной роли строго по расписанию?
мне ведь просто необходимо срочно с тобой покурить и подумать.
видишь, ты снова смеешься. ты - моя любовь, а я - твоя дура.
так отчаянно нужно тебя, как отчаянно было лишь в детстве.
да, я все понимаю - и про ревность, и про дуру, и про кокетство,
и про долгие ночи, и про звезды, и про кокаин и прозак.
видишь, мне и самой смешно. давай, вытри мои слёзы.
* * *
* * *
да, доброе утро. да, я ангел. настоящий. вы уже третий.
да, конечно, работа трудная, довольно тяжело всё время в себя верить.
создаю попутный ветер, люблю, храню и приношу удачу.
деньги? да хоть стекляшки и бусы, они всё равно ничего не значат.
крылья? мои, да, конечно. конечно, можно потрогать.
только осторожно, пожалуйста, мне сегодня ещё в дорогу.
а то, знаете, был тут один недавно -
пытался посадить на цепь, окольцевал, в итоге чуть не остался без кармы.
важно помнить и понимать - мы, ангелы, в принципе, бессмертны.
но легко простужаемся, поэтому нас надо беречь от чёрного ветра,
верить в нас и любить - и тогда возвращается в тысячу раз больше.
да, ангел. да, работа трудная. но хорошая очень.
* * *
* * *
я не увижу тебя сто лет.
ты не увидишь меня двести.
с учетом ветра и атмосферных осадков
получается сто тысяч вместе.
ты в моей голове сутками.
я в твоих сутках вечностью.
когда время свернётся мёбиусом,
придется признать, что это не лечится.
я буду твоими глазами сто лет.
ты будешь стучать моим сердцем двести.
с учетом системы галактик и чёрных дыр
получается бесконечность вместе.
* * *
* * *
- Слушай, ты обещал велосипеды занести.
- Ага, сейчас. Ооо.... Скоро здесь еще и мой будет стоять!
- Тогда я уйду от вас. В однокомнатную квартиру. У меня там будет шкаф, стол, стул и кровать. И всё. Как у Ленина.
- Не надо, не уходи! Мы не хотим каку Ленина!
Tags: ,
* * *
* * *
не успел проснуться, и снова тянет в постель.
кофе прекрасен, но никогда не бодрит, а жаль.
аккуратно снимает старую дверь с петель.
ставит новую, крепкую, чтоб никто не сбежал.

не успел продрать глаза, и снова парит во снах.
если всё утро летать, каким получится день?
капли острого счастья на скомканных простынях
и запах. этот запах, он с ним всегда и везде.

не успел склонить голову в ночь, и тут же - по нервам ток.
своих снов он не помнит, но знает, что видит их.
проецирует из головы прямо на потолок,
в основном черно-белые, но есть и пара цветных.

а под утро, когда небо звенит от тоски,
он встает и не помнит, зачем, собственно, встал.
но кофе прекрасен, и шаги его почему-то легки.
бог ты мой.
вспомнил.
он же всю ночь летал.
* * *
* * *
рядом с этим окном собираться более одного запрещено.
также нельзя прислоняться, выглядывать и тем более смотреть вниз.
особенно надо быть осмотрительным, когда темно.
иначе неосторожный вздох - и ты на карнизе повис.

кто тогда перехватит падение на лету, кто спасет мгновенным сплетением рук?
в это время только летучие мыши не спят, и еще младенцы.
на всякий случай держись подальше от окон, мой милый друг.
хоть ты и знаешь - тебе от них все равно никуда не деться.
* * *
* * *
где ты сейчас?
осталось ли после меня дыхание?
отпечатки пальцев храню в старой папке с рисунками.
кто-то из нас
упал, притворился раненым.
если сжать стрелки часов зубами, годы становятся сутками.

я говорю,
не знаю, готов ли ты слушать и слышать меня.
мы не умеем молиться и плакать, но можем в секунду расплавиться.
я к декабрю
все пытаюсь приклеить куски января,
чтобы замкнуть бесконечность в кольцо, и пускай себе катится.

* * *
* * *
"ну что, как дела?" - бормочет она по ночам небесам.
"что делаешь? сильно занят? как там у тебя вообще со временем?"
ответа не ждет, но помнит смутно, как гладил её по волосам,
на всякий случай складывает пальцы крестиком. небеса отвечают затмением.

"ну что, как же быть дальше?" - она спрашивает у морей.
стоит по горло в воде, плавники наизготовку, боится дождаться спасения.
она могла бы уплыть, но крепко держат тысячи тонн якорей,
когда-то брошенных ею же. моря отвечают забвением.

"куда теперь? отвечай!" - она требует от огня.
сердце торопится бешено, можно стены пробить этим биением.
распрямляет спину, становится на цыпочки, улыбается, и это такая броня,
что теперь огонь, небеса и вода отвечают послушно смирением.
* * *
* * *
он изучает вселенную наощупь, вслепую, методом проб и ошибок, методом тыка.
вселенная терпит, хотя иногда это невероятно щекотно.
он собирается стать богатым, знаменитым, огромным, великим.
вселенная следит за ним с любовью через щеколду.

она натыкается на закрытые двери, паникует и веселится.
вселенная гладит её нежно по голове и напоминает: "побойся бога".
вместо этого она перелетает через стены и заборы, как птица,
и открывает ему двери изнутри, отодвигая щеколду.

они засыпают покойно, как дети, вплетаясь друг в друга.
вселенная смотрит на них, улыбается и поправляет сползшее одеяло.
идет на кухню, ставит чайник, закуривает, выпускает дым в сторону юга,
проверяет, на месте ли север, и шепчет:
"спите, сладкие дети мои. это только начало".
* * *
* * *
дети в отчаяньи
необычайном.
детям негде играть.
нет места на горке,
они плачут горько,
им завтра рано вставать.

дети мечтают -
вот бы нечаянно
спрятаться в домик, и всё.
замки понавешать,
а всё это внешнее
пусть себе лесом идёт.

но садик и школа
не пустят, проклятые.
делать уроки пора.
дети садятся
по парам за парты.

и это тоже игра.

* * *
* * *
cпешите! спешите! раскупайте последние новости!
операция! без наркоза! в открытой брюшной полости!
пациент истекает кровью, но непрерывно смеётся,
в конце концов, при таком-то раскладе, что ему еще остаётся?
купите! купите брошюру с описанием операции!
можно проводить в домашних условиях, скальпель и зажим прилагаются!
клиента желательно не предупреждать заранее -
иначе может попытаться сбежать до кровопускания.
смейтесь! хохочите до кровавых слез, до судорог!
спешите! купите! если не хватает денег, вам полагается ссуда!
отдавать придётся вдесятеро, но это сейчас неважно,
просто распишитесь здесь и здесь, и ещё на этой бумажке.
играйте! играйте словами, играйте на бирже, играйте в футбол головами!
не бойтесь! вы в безопасности, наша фирма всегда с вами!
спешите! купите! режьте, кромсайте, вам всё разрешается!
да. кстати.
потом вы подохнете от чёрной тоски.
но это пока не разглашается.
* * *
* * *
слушай, я вовсе не собираюсь никуда уходить,
я только достаю из шкафа крылья и улетаю на время.
их же нельзя просто так слишком долго хранить,
иначе они ветшают, и с них облетают перья.
слушай, я вовсе не собираюсь никого убивать,
вы все мне дороги, вы все бесконечно любимы,
но когда вы пытаетесь меня у меня отобрать,
я могу расстроиться, я становлюсь агрессивной.
слушай.
все равно в итоге по позвоночнику холодок -
когда глаза в глаза придется встретиться с необъяснимым.
и когда последняя дверь закроется на последний замок,
я буду помнить, что вы все мной бесконечно любимы.
* * *
* * *
Не понимаю людей, которые говорят, что не любят чужих детей.
Типа, вот своего я люблю, да, а вообще детей, всяких там чужих - этих не, не люблю.
Как?!
Как можно не любить чужих детей?
Они ведь в конце концов УХОДЯТ домой, к своим родителям.
От них можно отдохнуть.
* * *
* * *
обними меня, мне холодно и одиноко здесь на полке,
забери меня, заверни бережно и положи в карман.
увези меня в тёплые страны, туда, где горизонт невозможно тонкий.
нашепчи мне свои мысли, дотронься губами до моих ран.
я невидима, но заполняю собой все пространство.
ты неслышен, и иногда это громче грозы,
ты не заметил, как проиграл мне своё царство.
я верну тебе половину, если вынешь из рукава тузы.
посмотри мне в глаза, зашей мне рот любовью,
укради меня у меня и потом верни меня мне.
и пока я сплю, оставь свою душу у моего изголовья.
не бойся, бог бережет сумасшедших на этой войне.
* * *
* * *
и он лежит, глядя в небо, отдыхает на холодной земле,
и раны сочатся тоской, отказываются заживать.
одна - в сердце, другая - в неуёмной любви к себе,
третья - сумасшедшими волнами там, чуть ниже живота.
и она стоит, придерживая располосованное горло, совсем слаба,
только и умеет шептать беззвучно: "ты идиот".
ей бы собраться с силами и орать во весь голос: "иди сюда!"
но ей как будто любовью зашили рот.
и вокруг зима, и холод, и чёртов скользкий лёд,
и согреться, в принципе, вариантов уже практически нет.
поезд уже на путях, самолет начинает взлёт.
но я остаюсь, кто-то украл и порвал мой билет.
* * *
* * *
- ооо, да у тебя тут совсем нефигово,
я пока поживу тогда здесь, пока не найду кого-то другого.
тебе ведь нравится, что я с тобой так честно?

...и выпуская кольца дыма, она уселась в его кресло.
- принеси мне чаю покрепче, варенья черничного две ложки,
а, если нетрудно, захвати ещё еды для моей кошки.
слушай, это кресло вообще-то уже старовато,
давай его выбросим!
- он смотрел на неё дегенератом.
- ну что ты стоишь, почему ты меня не целуешь?
а ты меня любишь? скажи, как сильно ты меня любишь!
а вот если бы тебе пришлось выбирать между креслом и мною,
ах-ха, да не пугайся, я знаю, что я важней.
-он поперхнулся слюною.
- слушай, а зачем тебе эти дурацкие фильмы про космос?
лучше посмотри со мной сериал с этой, ну, у которой ботокс!
правда, она дура? правда ведь, я красивей?
ну что ты пялишься на неё!
- он терял последние силы.
- а давай мы с тобой теперь навсегда будем вместе?
давай скорее поженимся, ты знаешь, мне так идет быть невестой!
я пока не нашла другого, но ты станешь отличным мужем, поверь!

он очнулся,
аккуратно вынул её из кресла,
вынес на улицу,
стряхнул пепел
и запер дверь.
* * *
* * *
или вот, например, -
когда она закрывает глаза
ему ладонью, то чувствует,
как ресницы
щекочут кожу.
и кто-то тихонько дует в затылок,
и немного страшно обернуться назад,
но вместе с этим,
и невероятно хочется тоже.
или когда он на коленях
её выводит пальцем
тайные знаки,
она прикусывает губу
ему
и проваливается
в притягательность мрака.
или вот кто-то третий
кладет им на плечи
плети
своих рук и целует обоих
там, где мысли.
они заплетаются
в бесконечное кружево
сладких мук,
цепляются друг за друга
и не могут остановиться.
* * *
* * *
* * *
* * *
если бы только у него были уши,
он обязательно был бы по них в тебя влюблен.
ты могла бы шептать ему тонны милой чуши,
ах, если бы он мог слушать,
если бы только у него были уши,
о, мой бог, это был бы прекрасный сон.

или вот - если бы только у него были руки,
он бы мог держать тебя крепко и не отпускать.
и умелыми пальцами мог прогнать твою скуку,
эту серую черствую нудную суку,
ах, если бы только у него были руки,
...три-четыре-пять, ты пошла бы его искать.

а вот, например, если бы у него было сердце,
то ты легко могла бы его разбить.
один точный удар - остальное инерция,
и всё разлетается, даже не верится,
ах, если бы только у него было сердце.
тогда он смог бы тебя любить.
* * *
* * *
единственная вещь, которую она всегда делает с удовольствием -
это отчаянно плакать в ванной потом, заглушая сопли канализацией.
ей не нравится в нем ничего - ни его слова, ни то, что он носит,
он не умеет шутить, и ей иногда противно с ним целоваться.
и тем не менее, год за годом, ум за разум, за веком век,
она просыпается рядом, открывает глаза, смотрит и отворачивается,
снова закрывает глаза и представляет, что он - человек,
а она - датчики и провода в его мозг, да здравствует матрица.
* * *
* * *
я люблю тебя. но как кролик морковку, а не как кролик - удава.
я люблю тебя. иногда это сильно мешает, могу пропустить, расслабившись, хук справа.
я люблю тебя. зато это значит, что я не стану бить первой.
в конце концов, мы даны другу другу, чтобы летать, а не наматывать на кулак нервы.
ты устал со мной. но как тот пионер - устал, но почти всем доволен,
каждый день возвращаешься добровольно в удобства привычной неволи.
мы сидим плечом к плечу, с бутылкой вина, вместе уютно на рельсах,
наш поезд еще не пришел, мы сидим на пустых рельсах, и мне все равно не хватает места.
* * *
* * *
ты же старший по званию, придумай что-нибудь, найди время и место.
да, границ объяснимого не существует, но почему мне все ещё так тесно?
мне всё так же не хватает твоих глаз, твоего запаха, твоих рук.
придумай что-нибудь скорее, иначе для того, чтобы выжить, я умру.
я помню твое лицо, но фотокарточкой, не своим.
я знаю, кто был подлецом, кто генералом, а кто рядовым.
это знание практически никак не влияет на мои казарменные повинности.
мне хотелось бы верить в то, что ты охраняешь меня,
но я не верю в небестные милостыни.
* * *
* * *
достали эти ваши американские горки,
то солнце в кишках лучами наружу, то комок в горле,
сколько можно надеяться на лучшее,
когда, сука, поднимаешь голову, а наверху - тучи?
сколько можно ждать землетрясения
и отгадывать, кто первый тебя придет спасать,
когда настоящее, ежедневное спасение
находится на барной стойке -
вот оно, только руку протянуть и взять.
сколько ни цепляйся за руль, не сбежишь отсюда,
более двухсот внутри городской черты запрещено,
я все ещё люблю тебя, мой персональный Иуда,
я разделю с тобой хлеб, но не смей трогать мое вино.
* * *
* * *
- Мое движение поступательно-медленное, но неотвратимое.
- Ты улитка?!

Возмутился.
- Нет, не улитка!

Оба думаем секунду.
И тут до меня доходит.

- Ты пиздец!

#моймужпиздец

Tags:

* * *
* * *
пять причин того, что ты вляпался в свою смерть -
она пахнет сексом, шевелит губами и зовет на плаху.
ты любишь смотреть ей в глаза и хочешь успеть
сказать всё и сразу, вывалить одним махом,
но.
слова застревают в горле. а руки? руки тянутся к ней -
ведь если её правильно трогать, она становится сладкой,
вздрагивает под твоими губами, выгибается, делается нежней...
полюби свою смерть, и ты победишь в этой схватке.
* * *
* * *
вот парадокс - абсолютно трезвым взглядом смотрю на пьяные вещи:
дружба там, любовь, предательство, может, даже смерть, или что похлеще.
умею одновременно балансировать на канате и курить папиросы,
в одной руке - мои ответы, в другой для равновесия - твои вопросы.
пространство выбора ограничено, расчерчено, определено, почти нет места для шалостей -
вот здесь будет рождение, сюда поставим детство, задвинем за шкаф зрелость, не доживем до старости.
значит, можно спокойно переходить к смерти, держать её за бёдра, сжимать до боли соски и целовать взасос,
пока на наших губах тлеют вкус и запах моих папирос.
* * *
* * *
Отсматриваю материалы о нуждающихся с постсоветского пространства.

Вижу этих людей, слышу, что они говорят, и вдруг понимаю, что мне страшно.

Мне страшно не от того, что они живут в разваливающихся домах без воды, таскают ведра, чтобы помыть посуду, и бегают в выгребную яму во дворе, которую называют туалетом. Мне страшно не от того, что в 60-70 лет они выглядят, как дряхлые старики. Мне страшно от того, что я понимаю - вот эти рассыпающиеся оконные рамы, вёдра с отбитой эмалью, вспухшие полы и ободранные стены - это и есть жизнь. Ежедневная, ежеминутная, когда другой не знаешь, потому что её просто нет.

Выживание.

Не то, чтобы они ходили в туалет на улице, но при этом... ну, не знаю, творили прекрасное, читали захватывающие книги или занимались любимым делом. У них из этого и состоит жизнь - ходить за водой, затыкать разбитые окна, рубить дрова, пытаться спасти дом от разваливания, есть таблетки от разваливания себя, и все это НИ ДЛЯ ЧЕГО. Выживать не ради какой-то невероятной цели, а ради того, чтобы завтра снова идти за водой.

И мне страшно.

У меня электричество, водопровод, цивилизация, XBOX и лак для ногтей.
Но для чего.
Конечно, в конце предыдущего предложения надо бы поставить вопросительный знак, но.
Tags:
* * *
* * *
Короче, я тут нечаянно (я вся такая спонтанная, непостоянная вся такая) замутила один проект.
Много любви, никаких обязательств, страсть, да, конечно, как же без страсти-то, дорогие мои?

С подачи nessik это называется "Агрессивная реклама одного стола", хотя я поначалу как-то думала в направлении "фейсом-об-тейбл", что концептуально, конечно, неправильно.

Транслируется в инсте под хэштегом #aggressivetablemarketing, профиль мой открыт, как и душа моя, в принципе. Чего не скажешь о кингстонах.

https://instagram.com/anashulick/

Это первая:
10932432_529295990541771_1171297258_n

Welcome.
* * *
* * *
...или вот, например, мне нравится, что у нас свой язык. я говорю «макароны», и ты тут же отвечаешь «двенадцать». еще мне нравится утыкаться носом в твой воротник, еще мне невероятно сладко с тобой целоваться. эти жесткие радости я аккуратно храню, запотевшие окна диктуют простые законы, я держу равновесие, стоя на самом краю, слышу «двенадцать» и смеюсь в ответ: «макароны».
* * *
* * *
снова забились в припадке сумасшедшие ветра.
это опасно, сейчас так легко простудиться.
кутаюсь в недовязанные свитера.
чёрт. из области сердца торчит огромная спица.
выдергивать нельзя - иначе хлынет фонтан,
и через пять минут уже не останется крови.
чёрт. ветра обложили по всем фронтам,
мы живем параллельно под грохот срываемой кровли.
наши время и место запутались, поезд пришел,
вылет в девять ноль-ноль, не спеши, а не то опоздаем.
укради и порви мой билет, мне с тобой хорошо,
только мало.
приснись, ты умеешь, я знаю.
* * *
* * *
и снова ночи нанизывают наизнанку мясом.
я не жалуюсь, уговариваю себя, что иногда это даже прекрасно.
минуты, часы и годы лежу без сна неподвижно.
стараюсь дышать глубже и думать как можно тише.
помнишь, как ты водил меня за руку, объяснял про солнце?
я до сих пор иногда слышу, как ты смеешься.
я запуталась и заблудилась одновременно.
и все это - в собственной голове, внутривенно.
я немного устала, но завтра я буду лучше.
если, конечно, меня эта ночь не задушит.
* * *
* * *
линк линком выбивают
Tags:
* * *
* * *
...о, чорт.
Только что, отправляя письмо микычевой учительнице, подписалась "Ана Шулик" вместо "мама Мики". Доктор, это что, ко мне возвращается индивидуальность?
Tags: ,
* * *
* * *
вот только немного начала жить
и тут же умираю
аккуратно готовлю бутылки с маслом
терпеливо дожидаясь трамвая
чья голова покатится - это вопрос интересный
все зависит то того, где теперь мое место
от того, куда смотрят твои глаза
насколько сильны твои мысли
вот только немного начала жить
и уже растеряла все смыслы
* * *
* * *
Погода шепчет, свистит прямо в ухо: "Ты маленькая, слабая, скучаешь по теплу, детка, мерзнешь, дрожишь, все ищешь, где согреться, давай-давай, удачи", и конечно, издевательски хохочет, привывая ветром и поливая дождем, сука.

Ну я - организм примитивный, собака Павлова супротив меня - Эйнштейн, развести меня на слабо вовсе нетрудно, поэтому, дождавшись, когда совсем ночь и страшно, достаю штаны спортивные, одна штука, майку, кофту, шапку, шарфик, кроссовки (все по одной штуке, кроме кроссовок, да-да) и, пока не успела подумать и испугаться*, выхожу прямо на пустой факинг Ротшильд, залитый дождём.

И вдруг - такое неимоверное вау, и идется легко, и музыка в ушах, и дождь хлещет, а мне вовсе даже не идётся, мне летится, хотя на самом деле, плывется, конечно, и я в какой-то мере даже счастлив. Настолько счастлив и лёгок, что даже делаю еще и крюк на лишний километр, чисто поржать. Пока меня не сносит на море.



И тогда возвращаюсь на привычный ротшильд-хен-бен-гурион-атарим-хоббит-или-туда-и-обратно и возвращаюсь домой, хотя, мне кажется, на эйфории и наглости могла бы еще километров пять легко, да под дождь, да под музыку.

...Это был рассказ о том, как человек-скелет приручил стихию.
Ну, или себя, хрен его знает.
Сёдня опять пойду.
Как говорил мой тренер, в спортсмене главное - стабильность.


_____
* отличный/ужасный рецепт - действовать до того, как успеешь подумать и испугаться. может выстрелить фейерверком или скинуть в тартарары, и то, и другое сводит с ума вестибулярный аппарат.
Tags:
* * *
* * *
... или вот, например, есть такие девочки... или, скажем, такие джинсы, которые... ну, в общем, сама девочка вся расползается, но после некоторых усилий и при особо удачном крое ее девичий зад в джинсах выглядит просто великолепно, хоть вид этот и обманчив.

Вот в таком случае они должны называться ЛЖИНСЫ.

Tags:

* * *
* * *
я снова мерзну, дрожь по телу, то ли дождь, то ли снег и град,
сколько можно, зачем мы здесь, боже мой, я тебе так рад.
четыре утра, я плохо помню, как выглядит день.
читай меня, будь со мной вчера и завтра, на черном, на белом, нигде и везде,
где только нельзя. там скользко, поезд летит под откос.
просыпайся скорее, смотри, этот город травою зарос.
она проросла сквозь мои рукава, сквозь иллюзии несвобод.
просыпайся скорее, нам всё надо успеть сегодня, завтра сломается небосвод.
прости меня, проси меня, ищи меня, найди, несмотря ни на что.
закрой все двери, открой все окна, хочу еще.
я снова мерзну,
дрожь по телу,
в кармане нож.
не бойся, я знаю, что мы будем делать,
когда ты меня найдешь.
* * *
* * *
про то, почему манная кашка называется манной, вы уже знаете.
вчера я поняла, почему венский шницель называется "венским".
он такой тонкий, что аж вены видно.
чувствую, расту литературно на почве домохозяйничания.
найдите мне работу, штоле, пожалуйста.
например, писать сценарии.
лучше дома.
на хрен мирным жителям людям наблюдать творческие мучения?
неприглядное ведь зрелище.
Tags: ,
* * *
* * *
Ау.
Мой вирус окончательно настроил фб против меня и меня выкинуло и не хочет пускать (прямо как с моими работами, вот веселье).
Пока я эту хрень чиню, расскажите мне, видите ли вы этот пост в фб.
Сделайте одолжение, плиз, упомяните меня в комменте (@Ana Shulick), тогда он придет на мейл и я его увижу.
Ну, или здесь, канешн.
Tags:
* * *
* * *

Previous